Орлуша

Поэзия. И не только

Ветер над Лабытнанги

До или после смерти
Будет «Список Сенцова»,
Над Лабытнанги вертит
Ветер тучи свинцово,
Ветер мешает в кучу
Строчки имён и званий
Худших из вас и лучших:
Служащих госкомпаний,
Боссов и нищебродов,
Шлюх и интеллигентов
Гениев и уродов,
Сварщиков и доцентов,
Тех, кто забил хорватам,
Тех, что за них болели,
Тех, кто ел виновато,
Жир размещая в теле,
Тех, кто ходил на свадьбы
В качестве генерала,
Тех, кто хотел пожрать бы,
Только вот денег мало.
Ветер смешает ранги
Круто, как водку с виски,
Ветер над Лабытнанги
Всех добавляет в списки.

«Список Сенцова» – это
Перепись населения,
Перепись отупления,
Перепись озверения,
Отморозь потепления,
Сумрак без просветления,
Самоопределение,
Гнусных амёб деление,
Страшное нагноение,
Жизни уничтожение.

«Список Сенцова» – это
На параде ракеты,
Залов Кремля паркеты,
Добрых попов брегеты,
Смерти апологеты,
Утренние газеты,
«Мы впереди планеты»,
В зале ООНа вето,
Мёртвые дети где-то,
Дачные туалеты,
Сталинские портреты.
Все мы, включая близких,
В этих сенцовских списках.

Знает всех поимённо
Лучше болгарской Ванги
В будущее влюблённый
Ветер над Лабытнанги,
Он к вам в жару вернётся,
Чтоб обморозить лица,
Ну а пока он бьётся
Грудью в окно больницы.
Ветер с надеждой бьётся,
Форточка еле держит:
Может быть, улыбнётся?
Может быть, есть надежда?
Может быть, поумнеют?
Может, совесть имеют?
Или, вообще, допустим,
Всех – возьмут и отпустят?

Ты, как и ветер, знаешь ответ:
Нет! Нет! Нет! Нет!
Да ты же видел их лица?
Там на убийце убийца!

Над Лабытнанги
Закат марганцов,
100 дней голодает
Олег Сенцов.

Не будет многие лета
За это стране прощения,
А «Список Сенцова» – это
Перепись населения…

От души © 2000-2016 a-orlusha