Орлуша

Поэзия. И не только

Сон

Под утро Карлу приснилась битва:
Страшный, безумный, кровавый пир
Должны по всему были победить в ней
Те, что носили синий мундир

Солнце лучами ласкало трубы,
Клацали, примыкаясь, штыки
Карл во сне облизывал губы,
Разминая кисть кинжальной руки

Маршальских жезлов полные ранцы
Поротно лежали возле куста
В синем, похоже, были британцы,
Но флаг почему-то был без креста

Капралы юные нервно смеялись
(Так примеряют смерти оскал)
А этот, в шрамах, седой – не я ли?
В койке походной дернулся Карл

Дела Морфея странны и дики
Сжались от ужаса млад и стар,
Когда тишину разорвали крики
То ли арабов, то ли татар

Все в перьях, голые, как нубийцы,
Страшней, чем маски коричных стран,
Травы не касаясь, неслись убийцы,
Глину мешая с кровью ран

Мертвым хуже уже не будет
Страх не заставит стрелять скорей,
И вот, на первые залпы грудью
Ложится конница дикарей

Карл готов был себе поклясться,
Он эту битву почти что спас,
Когда в эту битву послал техасцев,
Хотя и не ведал, что есть Техас

Что-то в грудь ударило резко
Карл пошатнулся, но не упал
— Вперед! – король прохрипел по-шведски
Он – умирал, он не знал, что спал

Так как же проходит мирская слава?
Кто и где управляет судьбой?
Карл Двенадцатый спал под Полтавой
И видел Кастера последний бой

…Кастеру было на что надеяться
Лет через двести после того
По всей стране пугали индейцы
Детей фотокарточками его

Его далеко обгоняла слава
Имя его – как степной пожар
Но как-то ночью слово «Полтава»
Бросило Кастера в липкий жар

В синих мундирах под небом синим
Спали полки, вспоминая жен
Кастер не знал, что уже бессилен,
Что лагерь был уже окружен

Так что же такое земная слава?
Кто и зачем разрешил смотреть
Карлу, спящему под Полтавой
Непобедимого Кастера смерть?

От души © 2000-2016 a-orlusha