Орлуша

Поэзия. И не только

Timespotting (наблюдения за временем) Часть III и Часть IV

продолжение, начало – Часть I и Часть II

Написано в минуты, подаренные Анной А. в городе А-А

02:15
Я не буду здесь врать вам про выбор страны и погоста,
Хотя это делают в Питере многие авторы просто,
Но если дороги последние могут быть мною предсказаны,
То всяко хочу не на остров Васильевский зассаный.
Если вы познакомиться с Бродским при жизни, с живым не успели,
Значит путь вам в Венецию, кладбище-остров Микеле.
«Сан» Микеле, естественно, всё там святое, Венеция это!
Там, кстати, могилушка Бродского есть, но нет туалета.
Писает мальчик в Брюсселе, на кладбище вид это странный,
Но там есть могила: PASSALI (ALBERTO E MARIANNA).
Она там весьма своевременна (на совпадения – бзик)
Sic transit Gloria mundi. И вправду: Sic-sic!

02:30
Каждый прекрасно умеет предсказывать прошлое,
Постполагая, что было – и радостное и пошлое,
При этом, о том, что будет, не помнит никто наперёд,
Хотя ближе рождения даты день, когда он умрёт.
Осознавая назначенность времени камни раскидывать,
Очень легко обнулять нам прошедшее, видимо.
Делая вид, что по правилам будем играть,
Зная, что всё, что раскидано, нам собирать.
Зная, но всё ж продолжая с тупым постоянством
Камнями кидаться, есть время, жевать пространство,
Забывая количество дней и названия мест,
Во времени путаясь, говоря что оно «будет есть».

02:45
У него восемнадцать с немногим утра,
У неё – без чего-то четырнадцать ночи.
Ему просыпаться почти что пора,
А ей ещё спать позволяют не очень.
Они движутся в ритме – каждый своём:
Она – без любви, но вполне осмысленно,
Тот, кто с нею – как будто, он с нею вдвоём,
И он – со своими бессонницы числами.
Всего-то и надо – вернуться на пару часов назад
Ей. Туда, где никто никому никогда не врёт,
А ему бы лучшей из всех наград
Стало время всего лишь на пару часов вперёд.

03:00
Лишние девять и сорок дней
В пороке рождённым прожить не просто.
Дней, когда дети становятся всё длинней,
А им – ноги согнули в гроб не по росту.
Дней, когда все говорят про «там»,
А они уже всё под землёю знают:
Что – черви, что искренни слёзы дам,
И ещё – что «там» — вообще не бывает.
Они – как и раньше – герои снов,
В которых – любовь и правда без жалости.
Про себя попросил бы: мне – без попов.
Нет, честно, мне без попов, пожалуйста.

03:15
Время делится на двенадцать и шестьдесят.
А если б делилось на восемь и девяносто,
То те, что над нами вечно висят,
Беды бы уничтожились просто.
На предательство нужно ровно четыре часа,
На убийство часто хватает минут четыре
С девятого по двенадцатый час небеса
На зло и жестокость всем выделяют в мире.
С первого по четвёртый – это часы любви –
Лежать с любимыми чтоб почти без движенья.
С пяти до восьми – это время на «Спас на крови»
И ещё останется на Раннее Возрождение.

03:30
Между прочим, в метро часы не тикают,
Там электричество – бог поездов расписания,
И поэтому люди в подземке – дикие,
Без ощущений и с яростным непониманием.
Они не моргают, как ваньки-встаньки,
И дети там тоже – злые уродики.
А между прочим, во всех салонах «Титаника»
Громко, тепло и ласково тикали ходики.
Там в пять часов всегда выходили к чаю,
Чтоб оттопыривать старый мизинец, четыре старушки.
Умирать как-то проще, я искренне так считаю,
Под хриплый и ласковый крик заводной кукушки.

03:45
Если минутную стрелку чуть изогнуть,
То будет такое, описываю вам вкратце:
Будет всё так же – без чего-то там что-нибудь,
Но не будет этого чёртова «без пятнадцати».
И ещё не будет вечного «без двадцати»,
Когда всё проклиная летишь, каблуки теряя,
И никто не умрёт в раннеутреннее «без пяти».
(Я проверял, в него очень многие умирают).
Но настанет двоим, а не как у всех, Новый Год,
И не вовремя пискнут сигналы точного времени.
Просто стрелку согнул себе сам человек – и вот
Уже капли секунд перестали стучать по темени.

04:00
В часовых магазинах живёт, размножаясь, смерть.
По цене от трёхсот рублей до злых турбийонов.
Циферблаты знают, кому когда умереть,
От чего умереть и в каких умереть районах.
Там на каждом кругу – незаметная точка «стоп»,
За которой кого-то уже никогда не будет.
Покупают часы покупатели просто чтоб
Их прожить до конца. Уходите отсюда, люди!
Слышишь, женщина, ты же жена и мать!
Не дари своей дочке на свадьбу часы на счастье!
Уходи попытайся сегодня, сей час понять,
Что часы – это жизнь, но разбитая вдрызг на части.

04:15
Она прошептала, чтоб муж не слышал,
Что будет секунд через десять.
Сказала бы «час» — ничего бы не вышло,
Но не было времени взвесить.
Десять… девять… — тогда он ещё был счастлив,
Он ждал, бился пульсом и верил.
Восемь и семь не сулили ненастья,
Но взор приковали к двери.
Шесть-пять-четыре – затопало вдруг.
Сверху соседи бесятся?
Взгляд вдруг упёрся в люстровый крюк…
Он, не дождавшись, повесился.

04:30
Уронил в пизду часы,
Тикают проклятые,
Я их хуем завожу
В половмне пятого.
(народная частушка)

От души © 2000-2016 a-orlusha