Орлуша

Поэзия. И не только

Пингвиньи письма (по просьбе В.З.)

Часть 1. Малява всей пингвинской братве

Сижу за решеткой без самки и льдин,
Рожденный в антарктике гордый пингвин,
ГУЛаг зоопарковский воле взамен,
И рыбу ворует охранник-туркмен.
Ах, если б я знал, тупорылый удод,
Насколько коварен российский народ,
Ведь я был доверчив, и весел, и пьян,
Когда меня встретил полярник Иван.
Пингвиноторговлей Иван промышлял,
Он наших в Москву, в зоопарк поставлял,
Я помню весь ужас в моей голове,
Когда очутился в зловещей Москве.
Российский порядок – угрюм и зловещ,
Из рыбы у них – только вобла и лещ.
На рыбу похожи и он и она,
Но очень сухие, со вкусом говна,
При этом обычный российский народ
Считает, что я – тупоклювый урод,
Поскольку у них эти рыбокакашки
Считаются к пиву отменной вкусняшкой.
Немного сейчас расскажу о себе:
Сначала себя посвятил я борьбе:
Я гордо пингвинские песенки пел,
Как Нельсон Мандела неделю не ел,
Я смело кричал, что тюремщики – гниды
И требовал встречи с послом Антарктиды.
И знаете, был я по-своему прав,
Крича про попранье пингвиновых прав,
Враги, испугавшись, меня ублажали
И даже со страусом секс предлагали,
Но после явилась Елена Мендоса
И жестко решила свободы вопросы.
Мендоса у них отвечает за прессу,
Престиж зоопарка – в ее интересах,
К животным относится как к дуракам.
Она меня бросила в клетку к волкам.
За то, чтоб их в лес побыстрей отпустили,
Они меня разве что не опустили,
Они при мне рвали куниц и кротов,
А я к такой жизни, увы, не готов.
И вот уже месяца три с половиной
Живу я в загоне с табличкой «Пингвины»,
С тоскою гляжу в направлении «Юг»,
Мечтаю о снеге и ласках подруг,
От пола бетонного в цыпках все лапки,
Но мне не дают телогрейку и тапки.
Пишу вам записку на рваной газетке,
Которую дети просунули в клетку,
Ее вам доставит енот Улугбек,
Который готовится в дерзкий побег.
Он смелый, отважный и очень толковый.
Прошу вас, примите его, как родного.
На этом кончаю писать, до свиданья!
Постскриптум: весною вас жду на свидание.
Прошу вас, везите мне теплые ватники,
Штаны, что весной остаются от штатников,
Привет передайте супруге и крошкам.
И рыбы какой-нибудь. Хоть бы немножко…»

ОТВЕТ ИЗ АНТАРКТИДЫ.

Здорово, дружище, приветик, брателло!
Ну, как там живет твое жирное тело?
Ты что унываешь, загульный красавчик?
Ты врешь нам, наверно, про холод и хавчик?
Весь мир говорит про московские клубы
И фотомоделей доступные губы.
Ты сам, небось ездишь на Бентли с мигалкой
И ешь фуагру с примадонною Аллкой?
У нас здесь в Антарктике – полный улет!
Сюда из Москвы что ни час – самолет,
А в нем – Абрамович сидит с Дерипаской,
Которые нас угощают колбаской.
Холодная рыба – туфта и мура,
У нас теперь только шашлык и икра!
Ведь это же – кайф и одно наслажденье:
Глобальное к нам добралось потемленье!
На пляжах – кафе, бутики, аквапарки.
И что ты забыл там в Москве, в зоопарке?
Нам холод не дядька и голод не тетка,
У нас теперь все офигенно и четко.
А если ты будешь стоять на своем,
То мы тебе шапку и шубу пришлем,
Ведь нам, представителям чудной страны
Они совершенно теперь не нужны.
На этом кончаем словесный грильяж.
С пингвинским приветом, мы – валим на пляж!

Бонус трек:

ПРО ЗООПАРК
«Господа, вы – звери, господа!» (це)

Для чего в зоопарк я хожу
Из уютного теплого дома?
Никого не стесняясь скажу:
Я ищу там друзей и знакомых.

Там не масса животных живет
В тесных клетках, еды ожидая,
А знакомый мне с детства народ,
Все кого я по жизни встречаю.

Все, кого я по жизни терплю,
В зоопарке сидят за решеткой
Без жеманства, без тяги к рублю,
Без политики, лени и водки.

Вот скажите мне честно: когда
В зоосад вы с сынишкой ходили,
Не приметили разве тогда
Черт соседки своей в крокодиле?

Да ведь это же точно — она!
Те же зубы, повадки, походка,
Так же капает гнусно слюна,
Так же тухлую любит селедку.

Совпадение? Хрен вам, друзья,
Не бывает таких совпадений!
Зоопарк — это вычислил я —
Поле кармы и перерождений.

Например, ваш начальник, урод,
Тот, что вас заставляет работать,
Здесь — плюгавый пятнистый удод,
Его даже кормить не охота.

А из «Хаммера» злой господин,
Что обрызгал вас грязью из лужи,
В зоопарке — простой бабуин,
Бабуинке считается мужем.

Дикобраз — это слесарь Стеклов,
Муравьед — это повар Степанов,
А в телах двух альпийских козлов —
Души ваших знакомых баранов.

Три часа я глядел на слона…
Толстожопая, злая скотина.
После понял: да это — жена!
Что родила мне дочку и сына.

Я ее по глазам узнаю.
В них — ни грамма любви и участья.
Вы же знаете дуру мою,
Сторожиху семейного счастья?

Те, кто жить нам мешают порой,
Справки требуют, штрафы взимают,
Доставляют один геморрой, —
Здесь животных тела заселяют.

Я нашел там ведущих программ —
Дубовицкую и Петросяна.
Я им сушек купил двести грамм
(Сушки можно давать обезьянам).

А они, поедая еду,
Мне прикольные строили рожи.
В этом зоо-логичном саду
Все на всех очень сильно похожи.

Был один неприятный момент:
Там животный, какой — угадайте —
Просто вылитый наш президент,
Только вы никому не болтайте.

Скалапендры, гадюки, гиббон —
Все знакомы и очень привычны —
Те, к кому мы идем на поклон,
Унижаемся в жизни обычной.

Там решетки от нас стерегут
Березовских, Митволей, Чубайсов.
Там живут Абрамович, Мамут,
Там сидят Вексельберги на яйцах.

Там животных противных не счесть:
Кто-то воет болотною выпью,
Кто-то друга пытается съесть,
Кто покрылся мерзейшею сыпью.

Прав был дедушка басни Крылов,
Наделяя зверей интеллектом.
Я зарплатой поклясться готов:
На животных заметней дефекты.

На животных заметней порок,
Бородавки и прочая гадость,
Там видней, кто бы запросто смог
Вас сожрать, ощущая лишь радость.

Мир животных – вонюч и поган,
Звери очень глупы и порочны,
Им нужны только секс и стакан.
Я их всех изучил, это точно!

Кабаны! Утконосы! Марал!
Отвратительны даже названья!
Шимпанзе мне свой зад показал,
Улыбаясь улыбкой тарзаньей.

Впрочем, что-то я не справедлив.
Перед тем, как со всеми проститься,
Расскажу: среди всех, горделив,
Проживает орел (это – птица).

Ходит гордо, осанку храня,
Смотрит взором красивым и ясным,
Он ужасно похож на меня –
Умный, вежливый и беспристрастный.

От души © 2000-2016 a-orlusha