Орлуша

Поэзия. И не только

Про стройку злитного здания

Если во дворе опять стоит подъёмный кран,
Значит, это снова строят дом для мудаков,
И пиздец пейзажу, и не жди душевных ран,
И не будет больше доминошных мужиков.

Если магазин с утра любимый твой закрыт,
Значит не надейся, брат, что там – переучёт,
Значит, как сосед мой Пал-Семёныч говорит,
«В третьем купим пива, остальное – не ебёт!»

Если возле дома – снова жёлтое такси,
Значит на день раньше ты вернулся, сука, зря,
Значит гендиректор говорит твоей: «соси!»,
А убит он будет в середине января.

Если почему-то снова пусто в голове,
Значит, прав Антоха (он вчера ещё заснул),
Значит вискаря мы взяли не одну, а две,
А потом Иваныч нашу песню затянул:

«Любо, братцы, любо, любо-любо, братцы жить» —
То ли Розенбаум, то ли кто-нибудь другой.
«С нашим атаманом не положено тужить» —
Если ты не пидар, значит, вместе с нами пой!

Если ты – не пидар, значит дома есть жена,
Тапочки, котлетки и из Нижнего отец,
На хрена тогда две бляди и ещё одна?
Что мы, охуели, или времени – пиздец?

На хуя мы пели про широкий океан?
Мы же не матросы, сука, даже не Митьки!
Просто во дворе опять растёт подъёмный кран,
А в метро – билеты, а не просто пятаки.

А в кино – не «Мстители», а «Бумер» номер пять,
А в пивной – не пиво, а какой-нибудь Тинькофф,
Значит, в телевизоре опять, ебёна мать,
Снова кажут жопы пидарасов и козлов.

Впрочем, нехуй злиться, нехуй слёзы проливать.
Что-то я не верю этим бредням ни хрена.
Надо бы подняться и домой попиздовать,
Потому что дома ждут две дочки и жена.

Я куплю им фруктов из далёких жарких стран,
Я найду свой дом на двадцать пятом этаже,
Посмотрю в окно, а там стоит подъёмный кран…
Может, я – мудак? А может, старый я уже?

От души © 2000-2016 a-orlusha