Орлуша

Поэзия. И не только

Про 28 окурков

Двадцать восемь окурков, уложенных ровно, на периле балкона лежали,
Я, конечно, придурком в тот час, безусловно, ощущал себя, сдавшись печали
Двадцать восемь затяжек длиной в сигарету сократили ревнивое утро
Ох, как долог и тяжек вопрос без ответа, и рассвет совершенно не мудрый
Я – дурак, тут – понятно, не нужно вопросов. И ответов про то, что «уснула»
Был же знак: ты внезапно, спокойно и просто возле стойки тогда оглянулась!
Мне бы знать в ту секунду, что не танго решает грязных танцев простую задачу,
Но тогда я занудно думал: «пусть приглашают, я ей позже свиданье назначу»
Кто придумал балконы там, где мусоропровод, с видом сверху на двери подъезда?
Здесь – дерьмо и тампоны, здесь в ушах бьётся довод: ты с другим, потому что я – бездарь!
В три-пятнадцать подкатит, в пять-семнадцать отъедет «новый жёлтый» с изменой в салоне.
Двадцать восемь – и хватит! Спать пора, хватит бредить! Хватит жить на дурацком балконе!
Я пришёл в пять-семнадцать плюс четыре секунды, ты открыла с не-сонной улыбкой,
Ты могла улыбаться, мне дышать было трудно. Может, всё было просто ошибкой?
— Почему не открыла?
-Да.
-Спала очень крепко. Как убитая. Что, ты стучался?
Я ждала тебя, милый! А ещё – эта кепка не идёт тебе. Кстати, нашлялся?
.
Ты заснула устало, раскидав по подушке пряди чёрных волос. Я немного оттаял,
Но над мозгом стояла, словно пена над кружкой, несдержимая тяга – нажать на redial
Что там было бы – знаю, потому и сдержался. Был бы голос:
— Такси вызываем?
Я тогда бы, рыдая, — что? Ушёл бы? Остался? Лучше – спать, будто оба мы правды не знаем.
Я лежал без дыханья, как сосновая чурка, я боялся тебя потревожить объятем,
Засыпало сознанье. Двадцать восемь окурков на балконе остались. И один – под кроватью.

От души © 2000-2016 a-orlusha