Орлуша

Поэзия. И не только

Крымская рулетка

Их знакомства памяти скрыла тьма,
Он с ней прожил четырнадцать странных лет.
Ей казалось, что выбрала всё сама,
А ведь просто сказать не сумела «нет».

Он любил её точно, поскольку бил,
А пословицы русские нам не врут,
И работу тоже свою любил,
Называя работу «галерный труд».

Он за эти годы немного сдал,
Но она-то помнила день, когда
Он при людях клятву на книге дал,
Что одной ей будет служить всегда.

Не гулял по девкам, не выпивал,
Ну а если было, так он мужик,
К иностранцам бешено ревновал,
Против – слова дерзкого не скажи!

Он однажды ночью наган сломил,
Семь патронов выплюнул барабан,
Он сказал ей: — Матушка, ты пойми,
Пусть судьба решит, пропал или пан!

О рулетке русской слыхали все,
Тут не нужно правила объяснять:
Или – вон мозги на траву в росе,
Или – ветру в поле нас не догнать!

Прислюнил на лысине прядь седин,
А потом движеньем простым вторым
Из семи патронов выбрал один,
А на нём гвоздём нацарапал «Крым».

Тот патрон привычно на место лёг
В барабанной дырочки чёрный глаз,
Он её с размаху к себе привлёк,
Обнимая, будто в последний раз.

Шесть седьмых… велик на удачу шанс –
Что боёк ударит по пустоте,
Плюс – везенья русского декаданс
Говорил: — Доверьте судьбу мечте!

Не пугай Россию тюрьмой-сумой,
Тут и ночью тёмною – свет в окне,
И она сказала вдруг: — Милый мой,
Уступи сегодня потеху мне.

И она, наган приложив к виску,
Уцепила пальцем стальной курок,
И пробила пулею грусть-тоску,
И душа взлетела, как ветерок.

Он увидел дырку в красивом лбу,
Но ни крови не было, ни мозгов,
Сквозь неё, как Нельсон через трубу
Он глядел на линию берегов.

Там, на море шторм бушевал, жесток,
Разбивались о камень за валом вал,
Он ей сдвинул ниже на лоб платок
И в холодные губы поцеловал.

А потом продолжился странный бред,
Он опять твердил про любовь слова,
Он прожил с ней счастливо много лет,
А она не ведала, что мертва.

А она твердила ему, любя,
Что другим понять его не дано.
Он убил её, не убив себя.
Он и сам был мёртвым давным-давно.

От души © 2000-2016 a-orlusha