Орлуша

Поэзия. И не только

Прямая линия над гнездом кукушки

По мозгу мысли бегают,
Рубашкой торс зажат,
В палатах цвета снегова
Сограждане лежат.
И слышит голос гордый
В решётке неба высь:
«Через четыре года
Всё будет зашибись!»

Темно свинцовоночие,
На ключ закрыта дверь,
Поэт, в ночи ворочаясь,
Бубнит: «Товарищ, верь!
Зовут поэта Пушкиным,
Он лет пятнадцать здесь
Мы бьём его подушками,
Особенно Дантес.

Хотел поэт повеситься,
Но врач сказал: «Держись!
Через четыре месяца
Всё будет зашибись!»
Главврач не носит броского,
Свой тяжкий груз влача
Зовут как Маяковского
Владимиром врача.

Врачу, конечно верю я,
Ведь у него ключи,
Он Сталина и Берию
И Ленина лечил,
Он мэра друг московского
(Тот часто тут гостил),
Недавно Ходорковского
На волю отпустил.

А чтоб никто гордынею
Не двинут был ко злу,
Раз в год прямую линию
Он чертит на полу.
Она к ответам правильным
Вернейшая стезя,
И нам, безумьем сдавленным,
Через неё нельзя.

А если Троцкий с Брежневым
Полоску перейдут,
То человечков вежливых
В палату к нам введут
Они легко управятся
И с первым и с вторым
А что кому не нравится,
Так «тут у нас не Крым»

Натычут зуботычин,
Наварят синих слив,
Ты был русскоязычен,
А станешь молчалив,
Шарко применят воды
И скажут: «Не вертись!
Через четыре года
Всё будет зашибись!»

Убейте, не пойму я,
За чем опять я жду
Ту линию прямую,
Что чертят раз в году.
Лечение забросив,
И бреда благодать,
Я тысячу вопросов
Врачу хочу задать.

Вспотев, как школьник в школе,
Войдя в свободы раж,
Я напишу «Доколе?!!»,
Слюнявя карандаш,
Ведь мне давно известны
Причины неудач,
И пусть на вопросы честно
Ответит главный врач!

Звенят часов удары,
Оставлена кровать,
Нас тащат санитары
Вопросы задавать,
Ты не доел котлету?
Не стоит доедать!
Главврач зовёт к ответу,
А он не любит ждать.

Мы радовались очень,
Особенно был рад
Большой отряд из Сочи,
Где вырос город-сад
У них был список длинный
Им было знать пора,
Кому нужны трамплины,
Когда кругом жара?

В ответ им голос тихий
С укором произнёс,
Что могут только психи
Задать такой вопрос.
А если кто-то против,
Мы знаем, как лечить,
Мы можем телевизор
К примеру, отключить.

И тут с лицом злодеевым
Один мужик встаёт.
Наталией Синдеевой
Мужик себя зовёт,
Ещё себя частенько
Мужик зовёт «Дождём».
Мы все прижались к стенкам,
Мы все скандала ждём.
Спросил мужик Наташка:
«Ответь мне, славный вождь,
Смирительной рубашкою
Зачем запутан «Дождь»?
Зачем мне рот заклеили?
Свобода слова где?

Врач, улыбнувшись еле
Ответил: «О «Дожде»
Конечно же я знаю,
Я за день хоть разок
За вами наблюдаю
Через дверной глазок,
На излеченье полное
Надежда может цвесть,
Когда «Дожди» подобные
В палате вашей есть!
И чтобы вам вещание
Не затыкали впредь
Даю вам обещание,
Оно крепко, как твердь,
Что санитары наши,
Медбратья, так сказать,
Не будут вас, Наташа,
Верёвками вязать.»

Синдеева Наташка:
Ответил: «благодать!
Я вам могу рубашку
Последнюю отдать
За эту правды толику,
За добрые слова,
Но развяжите только
Сначала рукава».

И буйные, и тихие
Воскликнули: «Ура!»
Кричали громко психи, и
Кричали доктора,
Летели в воздух тапочки,
И чепчики старух,
И в воздухе, как бабочки,
Порхал подушек пух.

Владимир, сын Владимира,
Светило из светил
Нам все необходимые
Вопросы осветил,
Поставил все диагнозы,
Уколы прописал,
Назначил клизмы в анусы,
От счастья выл весь зал.
Но ложке дёгтя надо
В бочонке мёда быть,
Ирина Хакамада
Сказала: «Не укрыть
От нас, как ни пытаетесь,
Ни бед, ни не удач,
При этом вы являетесь
Такой прекрасный врач!
Завхоз у шизофреников
Ворует весь кефир,
Но вы для неврастеников –
Любимейший кумир!»
— Забавное явление, —
Вздохнул медбрат Долгов,
— У Иры – раздвоение
Её больных мозгов.
У вас, у идиотов,
Послушав ваш трендеж,
Вы – «за» или вы – «против»,
Захочешь, не поймешь!

Запахло свистопляскою,
Мы стали бред нести,
Что нужно бы Аляскою
Больнице прирасти,
Мы стали, пеной харкая,
Врачишкам предлагать
Захват больницы в Харькове
И бомбой всех пугать.
Но тут легко и грамотно
(Ведь санитар-то строг)
Нас Киселёв и Мамонтов
Скрутили в козий рог.
Нас в рукава дурацкие –
Фигак! Секунд за пять,
И линии трансляция
Продолжилась опять

Врача прямая линия
Прямее всех прямых,
Ответы исполиние
Врага разят под дых,
Ведь мы не сумасшедшие,
Мы знаем, что почём,
Так много лет проведшие
Под нашим главврачом,
Наш голос многотысячный
Врача прославить рад,
Он правду внутримышечно
Нам вводит в крепкий зад.

Гордись своей свободою!
Больницею гордись!
Через четыре года
Всё будет за-ши-бись!

От души © 2000-2016 a-orlusha