Орлуша

Поэзия. И не только

Сказка о Кащее

Трое встретились тайком
В Подмосковье вечерком.
Первый был предприниматель,
Был второй из них – писатель,
Третий (что пришёл без денег)
Был учёный-академик.

По традиции бунтарской
Стол накрыт в «Охоте царской»,
Где любил отведать щей
Даже грозный царь Кощей,
Где огурчики и каша
С этикеткой «made in Russia»,
Где заместо фуагры
На столах полно икры,
Где хамон не при делах,
Квас и сало на столах,
Где картошку и селёдку
Подадут всегда под водку,
Где шампанское Crystal
Даже лох бы пить не стал,
А рокфор и нисуаз
Отправляют в унитаз.

Если знать кому охота,
Эта «Царская охота»
Спрятана в лесу густом
Чтобы граждане потом
Не судили-не рядили,
В чём и кто туда ходили,
Чей там майбах-мерседес
Вёз для отдыха принцесс,
Кто, когда и с кем кутил,
Кто и чем за что платил.

Но вернёмся к встрече тайной.
Три мужчины не случайно
В этот вечер собрались.
Трое яростно взялись
Обсуждать свои проблемы,
Всех волнующие темы:
Что нам нужно изменить,
Упразднить, искоренить,
Чтоб страну с колен поднять
Гнусный Запад обогнать.

«Мне бы больше инвестиций, –
Плачет первый, как девица, –
Я тогда бы! Ух бы, я…
Сделал очень до фига!
Мне бы денег бы побольше,
Я б за год не то, что Польшу,
Я бы Францию догнал!
Чтобы мир подлунный знал,
Что у очень многих тут
Руки из плечей растут,
А не из неё, проклятой,
Всем известной «точки пятой».
Но бюджета мне не дали,
Так что сбудутся едва ли
Мои дивные мечты…»
Встал учёный: «Слышишь, ты!
Инноватор из офшора!
А не тот ли ты, который
Управлял бюджетной дыркой,
Не давал мне на пробирки,
Даже на карандаши
Раз в пять лет давал шиши?
Там у вас на урке урка,
Плачет по тебе Лазурка!
Ты России верноподдан,
А детей отправил в Лондон,
В Штаты и в другие страны.
Вам плевать на Перельмана!
Уезжаю, гадом буду!
За морем житьё не худо,
Там учёным повезло,
Там коллайдер и бабло,
Там никто не тянет рук
К академиям наук,
Там зарплату платят, кстати…»

«Вот ты дал! – сказал писатель, –
Я вообще не на зарплате!
Я, по совести живущий,
Человек – довольно пьющий,
(Кстати, пью за счёт других),
Я посредством книг своих
Глаз России открываю,
Милость падшим призываю,
Говорю, кто виноват,
А кому кричать «Виват!»,
Я могу на всю планету
Славу русским возвестить,
Но при этом денег нету.
Нет совсем! Прошу простить,
Не досталось от отцов
Мне фамилия «Донцов»,
Я при этом не Устинов,
Не Маринин ни фига,
Проживаю, как скотина
Не в хоромах, а в долгах
И имею образ свинский.
На меня начхал Мединский,
Не пускают в ЦДЛ,
Где я раньше пил и ел,
Говорит издатель, мол,
Попиши покуда в стол.
Я бы мог, конечно, но
Я тот стол пропил давно,
А по мне, перо мне в руки,
Плачет Нобель, плачет Букер,
Я при этом – гол и нищ…
Одолжите пару тыщ!»

Тут, при бабочке и фраке
Подошёл к столу мужик,
На подносе – пиво, раки,
С виду – русский, не таджик,
Всем закуски подложил,
В рюмках водку «освежил»
И промолвил:

«Ё-моё!
Вновь унылое нытьё!
На таланте, блин, талант!
Я, простой официант,
Властной партии не член,
Знаю, как поднять с колен
Вашу отрасль любую.
Приготовились? Диктую:
Вы, из бизнеса ребята,
Не скупитесь на откаты.
Миллион решил вложить?
Дай чиновнику пожить,
Дай ему лимона три
И на результат смотри.

Ты, учёный, слушай тоже:
Если ты стране поможешь
Так устроить интернет,
Чтоб как только слово «нет»
Где-то кто-нибудь напишет –
Тут же в двери стук услышит.
На фиг синхрофазотроны!
Попаши на оборону,
Ведь нужней твоей науки
Людям «тополи» и «буки»!

Ну, а был бы я писатель,
Я бы думал головой,
Ведь сегодня ждёт читатель
Толстой книги про конвой,
Про камаз гуманитарный,
Труд чиновников ударный,
Про честнейшие суды,
Про спасение воды,
Про победу, между прочим,
На олимпиаде в Сочи.
Разве трудно, не пойму,
Написать про пляж в Крыму?»

Только вымолвить успел,
Побелел, оторопел,
Уронил тарелку щей:
В зал заходит сам Кощей,
Всей страны бессмертный царь,
Над народом государь.
Под мигалкой, всё без лажи,
С голым торсом, в камуфляже.
Он во время разговора
Слушал всё из коридора,
Речь халдея по всему
Полюбилася ему.
Обнял царь официанта
И сказал: «Твои таланты
Я по-царски оценю!
Позабудь свои меню,
Предлагается тебе
Место главным по трубе,
Так что ты теперь, приятель,
Главный наш предприниматель,
И при этом, милый друг,
Академией Наук
Управлять тебе отныне,
Заодно при этом, кстати,
Будешь главный ты писатель,
Будешь книжечки строчить
И народ уму учить.
Ну, а лучше, милый мой,
Поменяйся-ка со мной
И местами и работой.
Притомился я чего-то.
Я же вовсе не злодей,
Я люблю кормить людей.

Ну а ты – не плачь, не ной,
Ты иголки нефтяной
Охраняй стальную твердь,
Без неё же просто смерть
(в смысле, на её конце),
Где игла? Игла – в яйце!»

Наш официант в лице
Изменился: вот-так да…
«Ну, а этих-то куда?»
«Этих закатаешь в бочку, —
Отвечает царь, — И точка!
Бочку бросишь в океан,
Пусть плывут в одну из стран,
Коль мечтают о просторе!
Ну, давай. За тех, кто в море!»

«Ну, давай, родной отец!»
Тут и сказочке конец.

От души © 2000-2016 a-orlusha