Орлуша

Поэзия. И не только

Интервью Espreso.TV


       Андрей Орлов (Орлуша) в эфире телеканала Эспрессо рассказал про влияние Дугина на Кремль, особенности кадровой политики Путина и перспективы возвращения Януковича

       Что подсказывает ваша внутренняя интуиция, чем все это закончится? Скажем, процессы в России, они всерьез и надолго, или это ситуативный продукт фантазии Суркова, Эрнста или еще каких-то, не знаю, коллективных парапсихологов, которые заседают вокруг Кремля.
       Ну, в России добром, я думаю, не закончится. В России сейчас нет никаких позитивных векторов движения, и все, что сейчас происходит, идет в худшую сторону. Достаточно взять экономику, которая привязана к политике…
       Хотя многие в России и не понимают связи между курсом доллара и формулой «Крымнаш». Но вокруг Кремля нет парапсихологов, там есть аналитики, псевдоаналитики и есть самые для меня непонятные – методологи, которые пытаются выстроить некую стройную систему; людей, с которыми они работают с помощью психотренингов, убеждают в том, что «я лучший, я все смогу». Я знаю людей, которые работают с первыми людьми государства в России.

       С Ельциным или с нынешними?
       Ну, и с Ельциным, и с теперешними. Теперешних я лично знаю достаточно давно, хотя не виделись с 2000 года, хоть это и 15 лет, а так, – были знакомы. Там не парапсихологи, там нет этих колдунов, нет карт таро и нет поиска того, не знаю чего.

       А мантры Дугина? Их ведь должен кто-то слушать?
       Дугин не имеет контроля и даже входа в Кремль. Есть люди, которые перенаправляют свои советы вверх, а есть люди, которые перенаправляют свои советы вниз. Есть люди, которые предсказывают будущее, а есть люди, объясняющие, что, мол, то, что сегодня происходит, предсказано ими. Таких людей много во всех системах. Но ведь главное в понимании, есть ли какие-то шансы на позитивное будущее, если видны продуманные и выстроенные сценарии. С точки зрения теории, не обязательно позитивные.
       Вот и в России негативный сценарий сейчас происходит достаточно стихийно. Каждый следующий шаг, если мы обговариваем программу, предположим, «Крым без единой капли крови» или какие шаги будут предприняты по Донбассу, — так вот, там ничего, кроме предположений, никогда не было, — я видел пару докладов. Украина также должна была рассматривать сценарий возможного конфликта. То есть либо ты готов к нему, или за тебя распишется Европа и НАТО.

       Это все так, если бы Янукович не был ручной крысой Путина, — ему свистнули и он начал делать то, что он начал делать.
       За эту крысу в общем-то и здесь люди подняли руки и многие сделали это искренне. Мало того, я думаю, вот я видел постреволюционные процессы в Киргизии, все говорили: «предыдущая власть преступна», но как только предыдущая власть создала легитимную партию, она набрала достаточно, ну, не помню точно, к примеру, 22 процента. Как вы думаете, если бы сейчас разрешили в реальном тайном голосовании партию условного Януковича, как вы думаете, набрали бы там свои проценты?

       Хотел бы напомнить старую шутку, мол, что ни собирай – получается автомат Калашникова и, какую партию не лепи, – получается КПСС. Это, к сожалению, относится и к украинским партиям.
       То есть, люди умозрительно поддерживающие старую власть, и старые векторы движения все равно есть. И то, сколько к ним людей в случае чего присоединится, зависит от того, какие будут лозунги и что они могут наврать. Должны быть реально известны настроения этих людей и должны быть заранее известны реальные способы противодействия.
       Вот, например, почему стала такой «приятной» неожиданностью вновь развившаяся и появившаяся российская пропаганда, — ну, когда полная ложь идет отовсюду. Как на это отреагировали украинская власть и в результате украинский интернет? Мне, например, странно, потому что решили создать министерство лжи, радующееся, например, что они что-то вбросили.

       В России есть ольгинские боты, а у нас — боты, работающие на власть украинскую, они сидят и пишут, пишут, пишут.
       Кстати, есть люди с довольно старыми аккаунтами, то есть старые аккаунты продаются дороже. Смысл в том, чтобы раздражая друг друга, создавать общее зло. Я имею ввиду, что этих людей видно, даже если они говорят правду и правильные вещи, говорят их, как бы с особой интонацией.

       А как получилось, что вы вышли из системы?
       Я не выходил из системы, я в ней никогда не был.

       Ну, могли на ОРТ пойти, покаяться, сказать, например: «Нет, Крым все-таки наш, слава Путину, слава Единой России» и так далее, и так далее.
       Да кто ж мне поверит (смеется, – ред.). Кстати, ничего страшного, я ведь поэт не настоящий, и поэтому в «поэтское сообщество» не вхожу. Я имею опыт работы и в рекламе, и в какой-то достаточно серьезной аналитике, а то, что я умею рифмовать, вкладывать смыслы и сдабривать юмором, ну, когда есть повод, то смеёмся…

       …ну, могли б по-другому рифмовать, «Путин – наше знамя коммунизма, гордо реет над страной». А вы рифмуете наоборот.
       Я вырос на книжках и на стихах, которые не позволяли любить коммунистов, во время моего взросления в 70-80 годы это было немодно. В то время мы могли себе спокойно сидеть где-нибудь на даче и в бане. В компании мог быть водитель, молодой журналист и секретарь горкома комсомола.
       И, например, кто-то рассказывал анекдот про Брежнева, смеялись все и я представить себе не могу, что бы кто-то сказал: «ну как ты можешь, он же руководит нашей огромной страной, он же спасает мир от ядерной войны». А сейчас ты разговариваешь с людьми неглупыми вроде бы, и тебе кто-нибудь может сказать: «да как ты можешь, сейчас идет война, а ты»…

       …а ты на вождя плюешь.
       Ну да, но для меня вождей, то и не было никогда. А Путин для меня не вождь, Путин для меня нанятый мною сантехник на неделю…

       …который решил остаться навсегда.
       Ну и мало того, решил поселиться на 4 этаже дома, потому что провел туда все трубы и теперь мне продает воду для унитаза. Его несменяемость, это то, что меня раздражает, могу сказать намного больше. Потому все зло идет именно от безнаказанности и несменяемости. То есть, человек потерял чувство ответственности.
       Любой менеджер знает, что если он поставит у вас в студии блюдечко на 2 сантиметра справа, он не рискует быть уволен, но есть такое правило, что блюдечко стоит на этом конкретном месте, Дорогие телезрители, это не случайно, обратите внимание, когда смотрите программу на блюдечко – оно всегда стоит здесь.

       Они не осмеливаются Путину сказать, «Владимир Владимирович, не надо пересовывать блюдечко, не надо Крым в состав Российской Федерации»? Или он сказал, «я так сказал все».
       Ну, существует, и вы наверно знаете, что существует понятие коллективного Путина. Ну как корпорация: нет Стива Джобса — есть коллективный Стив Джобс. Стив Джобс не разрабатывает дизайн, Стив Джобс не разрабатывает технологии, он просто это доносит до масс. Но это воспринимается всеми, как его решение.
       Аналогично и с Цукербергом. Все говорят, если вас там кто-нибудь забанил на «Фейсбуке», то вы говорите вот, мол, Цукерберг сукин сын, — а Цукерберг явно этим не занимался.
       Вот тоже самое Путин. Когда говорят, что он – равно России, это неверно, потому что Путин – руководящая часть России, но с другой стороны, это одна тождественная связь, которая крепка. Туда и войти сложно, чтобы задвинуть туда своих, у нас есть номер по системе продвижения во власть и номер, который называется «Восемь голов Путина». Это все о том, как Путин в матче хоккейной лиги забил восемь голов команде игроков, которые, не знаю, по 5 раз кубок Стенли в руках держали: Фетисов, Касатонов и другие лучшие игроки мирового хоккея.
       Так вот, недавно вдруг происходит случайное неожиданное назначение человека по имени Дюмин губернатором Тульской области. Оказывается, он руководил охраной премьер-министра Путина и Медведева, заведовал службой охраны Медведева, но, кроме этого, он играет вратарем этой самой хоккейной лиги и является ее президентом.
       И вот что получается: Путин же уверен на полном серьезе, что он сам забивает эти голы, потому что хорошо играет в хоккей. А вратарь их пропускает с таким артистизмом, что сейчас стал губернатором. Вот система, то есть это не значит, что кто-то спросил бы у жителей Тульской области, кого они хотят губернатором, а просто, ну вот так – кто-то может с ним в шашки играет, кто-то в гольф.

       Возможно, этот вопрос стал риторичным: вернет не вернет?! Вернет Савченко, вернет Сенцова, вернет Кольченко, вернет Крым?! Захочет отмотать, ну если не покаяться, то хоть извиниться.
       Ну нет, они же, смотрите, сначала выдвигают вздорные обвинение, о которых все забывают во время процесса, ну вне правового поля идет процесс, а в результате приговор полностью соответствует первоначальному обвинению. А народ же не следит с утра до вечера за допросами Савченко, кстати сказать, и в Украине не следит. Что происходит в процессе, здесь никого не интересует.

       Фейгин об этом говорит, и Полозов, и Новиков, а, по сути, мы знаем, что все зависит от росчерка пера, но вот как бы действовал собственник этого пера?
       Один раз я слышал от весьма высокого правительственного чиновника, когда к нему обратились с просьбой, относительно обвинения в контрабанде. Когда выяснилось, что это зависит от конкретного человека, ему казали, «слушай, а можешь, чтобы позвонить, скажи, ну мало ли, может ты ошибся, ты думал, что там что-то было, а там не оказалось». Он говорит: «нет, как только запущен процесс, мне придется вклиниваться в систему, я могу вклиниваться в нее только в моменте, когда она еще не вступила в действие».
       Предположим, я могу тебе сказать по телефону: «давай украдем эту чашку». Ты берешь и уносишь ее, и потом говоришь: «он мне сам сказал, а я говорю – нет», мол, это же твое дело решить — брать ее в руки или нет, и я уже не могу ничего сделать. До вмешательства полиции в розыск чашки можно было все что угодно делать, как только вмешалась полиция, это уже не смешно.
       Вот и здесь, знаете, приговоры и Сенцову и Надежде Савченко были предсказуемые – все знали, что они такими будут. Но тут есть какая-то странная для мира и для Украины иллюзия, что, мол, есть ощущение, что иногда это может работать законно.
       Ну почему же они не услышали разговор, что она не могла с телевизионной вышки там видеть кого-то, вот же схема. Ребята, вы разговариваете с людьми, которым изначально не интересна ваша схема. И предполагать, что кто-то включит разум и поймет, что ему доказали, что Надя Савченко невиновна – невозможно, потому что им в принципе все равно, виновна она или нет. Они ее взяли, вот как там Герасим везет в лодке Муму для того, чтоб ее утопить как, говорят американцы, с головой. Точка.
       Никакие аргументы никаких защитников животных с берега на Герасима не подействуют, потому что он глухонемой и он не услышит их. И здесь судьба собачки определена с того момента, как он ей привязал камень на шею, после этого уже просто ничего не действует.

       И с Крымом, насколько я понимаю, аналогичная ситуация, хотя жизнь-то простых россиян ухудшилась.
       Ну, понимаете, я тоже иногда думаю, вдруг на них чьи-то аргументы подействуют. Вдруг они поймут, что это как с северным Кипром, прошло 30 с лишним лет, а он все равно такой же непризнанный никем и не будет. То есть территория, у которой нет шансов на признание миром.
       Отдадут ли Донбасс, ну в смысле, уйдут из Донбасса — или не уйдут из Донбасса?! Сам факт, что они все время декларируют, ну кроме нескольких человек, что это изначально их вещь, не земля даже, а просто вещь, доказывает что ни аргументация не подействует, ни санкции.


       Источник

От души © 2000-2016 a-orlusha