Орлуша

Поэзия. И не только

До свидания, волшебник!


Я лежу на диване в одной сигарете пути
До портрета Резо, на котором, присев «на дорожку»,
Он прощается с теми, что в дождь не могли не прийти,
Чтобы вместе с погодой московской поплакать немножко.

Деревянная кукла сидит у Резо на плече,
Они оба – живые – и сын, и отец, очевидно!
А в Тбилиси рыдает стена из смешных мелочей,
И готов пепелац улететь к облакам над Мтацминдой.

Я в «Мадам Галифе» с Габриадзе однажды сидел.
В двух бутылках вина до ночного конца разговора
Я вдруг понял, что гений и слово «предел» –
Несовместны, как вид на закат и решётка забора.

Он сказал, что живёт на Земле как Ньютон Исаак,
Только яблок на лысину принял побольше, конечно,
Что случайно придумалось странное слово «пацак»,
Что чатланская власть над пацаками – вовсе не вечна.

Ошибался? Не знаю. Похоже, что я на веку
До свободы дорогу в России уже не осилю:
Колокольчик в носу, полуприсед и вечное «Ку!»,
«Почему без намордника?» — трижды сегодня спросили…

Я гляжу на портрет, и себе в тишине говорю:
Без художника жизни не стать никогда интересней.
Он ушёл как Леван из его же кино «Не горюй»:
В чёрный кадр, не прервав ни застолья, ни тоста, ни песни.

Я стою на Грузинской, но вижу театр его,
Вижу Нану с Котэ, вижу башни заваленный угол,
От меня до Резо три часа самолётных всего,
Полечу-ка туда, обниму габриадзевских кукол.

Тая, тая, тая, вататаята,
Ма калатши ра да рая
Квели, пури, хачапури, цицила …

От души © 2000-2016 a-orlusha